Сказка о девочке, которая желает всем любви и сострадания


Как врут маленьким детям, когда говорят, что их сбросили во двор, кружа над домом, аисты. Или что их нашли в капусте.
Ребенок — не сорняк, чтобы расти среди кочанов на грядках.
И не лягушка, чтобы его в клюве носил аист.

Знай, мой дорогой, что детей на Землю посылает сам Бог. В волшебно красивой стране они живут, пока не позовут их на Землю любовь мамы и папы.

Где-то высоко-высоко над облаками раскинулась это волшебная страна. Мы с тобой пока не можем ее увидеть, ведь она плотно закрыта от людских глаз. Ни одна птица не может долететь до нее, ни один самый быстрый самолет.

Там струятся кристально чистые реки, цветут невидимой красоты цветы и растут мощные деревья. На изумрудных лугах играют вместе львы и лани. Рыбы выходят погулять на берег, прикрывшись зонтиками от яркого солнца. И ни одна кошка даже не подумает схватить на обед ни одну из них, ведь здесь никто никого не то что не ест, а даже не обижает. Никогда.

А какой там воздух! Он вкуснее самых сладких сладостей, такой он чистый и живительный.

Вот там, в этой стране, в солнечной Долине Счастья, живут маленькие детки, ожидая своей встречи с Землей.
Не думай, что они только то и делают, что развлекаются, или, более того, бездельничают. Нет! Они имеют очень-очень важную заботу.

Каждого ребенка ждет свое назначение на Земле. Когда вырастут, одни из них станет музыкантами, другие — писателями или поэтами. Кто-то будет ходить за скотом и выращивать хлеб. Кто-то изобретет умные машины, будет лечить людей — да мало ли дел, которые ждут тщательных хозяев.

И пока детки в Долине Счастья, Ангелы хлопочут над ними, обучая различным ремеслам и добру. А после, в назначенное время, передают на воспитание мамам и папам.
Так было издревле.

Девочку, про которую мы хотим рассказать, в Счастливой Долине учили играть на свирели. Ей было суждено сыграть музыку, которая поможет растопить лед самых жестоких людских сердец, и тогда на Земле воцарится мир и взаимопонимание.

Какой красивой была это девочка! Глаза — как наичистейший источник Долины Счастья. Волосы — золото самого ласкового солнца. А сердце — такое нежное и хорошее, что могли в нем жить только любовь и сострадание.
— Родители этой девочки будут самыми счастливыми людьми на Земле! — налюбоваться не могли своей воспитанницей Ангелы.

Даже здесь, в волшебной стране, где только чистота и спокойствие живут в сердцах, девочка выделялась своей необычностью.
И когда пришло назначенное время, Ангел взял ребенка в свои руки и понес на Землю.

Меньше семечка становится ребенок, когда начинает свой путь на Землю. Это крошечное семечко Ангел отдает папе, а он передает его маме. И уже в утробе матери младенец растет, впитываясь в плоть, и начинает выглядеть как все груднички.

Так, устроившись в тепле и покое маминого тела, начала расти и девочка.
Конечно, в ее нынешнем домике было темно. Но дети, оставив Долину Счастья, имеют другое, чем мы, взрослые люди, зрение. Мы видим глазами, а они — душой. А что уже слышат все — так об этом и спорить не стоит.

Девочке нравились ее мама и папа. Оба они были молодые, красивые, сильные. Папа часто брал на руки маму и качал ее, как люлюкают ребенка, как люлюкали их в Счастливой Долине Ангелы. Мама часто пела, и девочка радостно думала, как славно будет им вместе — петь и играть на свирели. Она сразу, как только смогла, постучалась в стенку своего дома, и мама сказала папе:
— Слушай, слушай — ребенок толкается!

Еще немало нужно было побыть в маминой теплой избушке, прежде чем появиться на свет. И девочка дождаться не могла дня, когда она покинет свой тайник и скажет своим родителям: «Привет! Наконец-то мы встретились!»
Конечно, на языке младенцев это звучит немного по-другому. «Ку-га» — покажется вам. Но любящее сердце все поймет, ведь сама ждала — дождаться не могла этого мига...

Но с приближением свидания с мамой и папой случилось что-то такое, чего девочка не могла понять.
Папа все реже и реже был рядом с мамой, а потом надолго исчез. Когда появился, говорил не нежным и добрым голосом, а чужим и холодным.
«Я больше тебя не люблю, мы поспешили с ребенком...»
— А я, как же я, папа? — разрывалось сердце девочки, но никто не услышал этот безголосый крик.

Как больно было малышу! Но что он мог сделать с человеком, который слушал в детстве байки про аиста. И вот сам, как аист, бросил ребенка — и улетел в мир...

Что-то случилось и с недавно нежной, веселой мамой. Она больше не пела, а только плакала и гневалась. И гнев ее был на жизнь, что росла в ней, на крошечную девочку, которая несла на Землю волшебную жалейку, чтобы когда-нибудь сыграть музыку освобождения от страданий...
«Все из-за тебя,— сквозь слезы повторяла девочке мать,—если бы не ты, он был бы со мной...»

Какой мукой отзывалась на каждую мамину слезинку и обидное слово душа ребенка! Ожидая своего появления на свет, девочка так полюбила своих родителей, что не могла подумать о них ничего плохого.
«От меня столько горя, я, видно, очень дурная, если из-за меня ушел от мамы папа...» — ребенок плакал, захлебываясь в собственных слёзках, но никто не слышал этого плача.

А после мама сделала то, что делает далеко не каждая мать, даже если ее папа оставляет ребенка.
Дождалась появления на свет доченьки и, даже не взглянув в ее чистые-чистые глаза, сказала, отведя от всех взгляд:
— Заберите ее, мне она не нужна...

Этой маме в детстве лгали, что деток находят в капусте. И она, видно, думала сейчас, что и рожденный ею ребенок никуда не денется, вырастет сам по себе, как сорняки на грядках.
— Мамочка родная, прости мне, я не буду дурной, я никогда тебя не обижу,— кричала вслед женщине, которая исчезала с глаз, девочка.

От детского отчаянного «Ку-га! Ку-га!! Ку-га!!!» содрогнулись даже мертвые больничные стены.
Безразличное же сердце закрыло за собой дверь, чтобы никогда больше не слышать этот непонятный ему крик.
...На Землю летел Ангел, чтобы приветствовать на ней ребенка, приготовился сыграть волшебную музыку. Ангел прислушивался к крику каждого младенца на Земле. Голос этой девочки он сразу узнал бы среди тысячи других, ведь когда-то в Долине Счастья сам курировал над ней.

Но девочки не было слышно.

Тогда Ангел стал заглядывать во все окна, откуда источался мир от чистых душ, недавних жителей Волшебной Страны.
...В пустой больничной палате, на маленькой холодной кроватке лежал ребенок. Он лежал тихо, не плакал, не звал, даже когда были мокрые пеленки или хотелось кушать. За короткий отрезок времени на Земле ребенок постиг, что рыдать —впустую. Нужно терпеливо ждать, пока кто-то подойдет.

В палату вошла медсестра. Привычным движением даже не распахнула пеленки, а дернула их на себя — и ребеночек вылетел со своей постельки. Медсестра также бездумно как развернула, так и поменяла пеленки, торкнула в кроватку ребенка и заторопились по делам.
Белый Ангел с сияющими крыльями и сердцем, большим и горячим, как солнце, почернел от горя, поняв, что ребенок — оставлен...

Если груднички улыбаются, говорят, что это ангелочки их дразнят. Это правда, они появляются в первые месяцы жизни деток и развлекают их.
Но с этим ребенком нельзя было развлекаться. У девочки были по-взрослому серьезные, страдальческие от горя глаза.

Ангел опустился на край больничной кроватки.
— Дитя мое,— произнес Ангел девочке,— я могу вернуть тебя в Долину Счастья. Твоя душа такая чистая и легкая, что мгновенно домчится к ней...
— Мне больно, Ангел... — тихо вздохнула девочка.
— Бог накажет твоих родителей за то, что бросили тебя,— не сказал, а простонал Ангел.
— ...Но еще хуже моим родителям, ведь они же не понимают, что сделали,— сказал ребенок, сердце которого знало только любовь и сострадание.

— Вдруг они одумаются и вернутся за мной. Позволь мне остаться на Земле, Ангел, позволь подождать своих маму и папу...
Ангел молча поцеловал детский лобик. Его большое горячее сердце не могло не уступить милосердию ребенка.

Проходили дни за днями. Девочка подрастала и воспитывалась в приюте вместе с такими же брошенками, как и сама. У всех детей в этом доме была одинаковая одежда, одинаковые постельки, посуда, поровну на всех сладостей и еды. И одна на всех мечта — чтобы нашлись их мама и папа.

Дом, где размещался приют, стоял недалеко от моря. Вечерами, перед заходом солнца, златовласой девочке разрешали посидеть на берегу, послушать шум волн.

Девочка брала жалейку, на которой до той поры выучилась играть, и старалась переложить на музыку тайны, которые приносили со всего мира волны и оставляли у ее ног.
Музыка получалась волшебная. Слушая ее, унималось море, засыпала трава. Даже птицы замолкали, переставали петь свои свирели.

Но девочка мучительно искала звуки, которые суждено сыграть ей, ей одной,— и не находила.

И вот однажды девочка села на берегу моря и заплакала. Горячие слезинки-капельки упали в воду.
— Море, может, ты знаешь, где искать ту музыку, которая подарит людям счастье? Ею полнится душа, а выразить не может,— в отчаянии спросила девочка.

На морской чистой глади появились белоснежные лебеди. Держа в клювах золотые цепочки, они везли за собой серебряный челнок.
— Моя вода соленая от слез, что проливают на Земле люди. Но твои слезинки самые горькие, доченька, ведь твоя музыка не сложится на Земле без родительской любви!..— сказало море.

—Садись в серебряный челнок, младенец, и эти птицы вернут тебя в Долину Счастья. Никогда-никогда ты там не будешь плакать, а жизнь накажет людей, которые бросили и тебя, и музыку...
— Отпусти этих гордых птиц без меня, море, немножко подожди! — взмолилась девочка.— Мои же мама и папа не знали, что оставляют не только меня! Я так люблю их, так жду! Вот увидишь, море, они одумаются, вернутся, и тогда я все смогу!
Тяжело вздохнув, далеко-далеко за горизонт отнесли морские волны белых птиц с серебряной лодкой.

Море поцеловало ножки девочки теплым касанием волн —и растворило свой гнев в неземном детском сострадании.

Через несколько дней в дверь приюта постучались мужчина и женщина. Они были очень богаты, а вот детей не имели. Поэтому хотели взять себе на воспитание девочку или мальчика.
В приюте были не против этого.
— Сейчас дети играют во дворе,— сказали посетителям.— Понаблюдайте за ними и скажите, к кому из них лежит ваша душа.

Мужчина и женщина сразу усмотрели злотовласую девочку. Даже в Долине Счастья среди чистых и светлых душ она выделялась своей красотой. Здесь же, на Земле, она искрилась, как капелька росы в солнечных лучах.

Посетители сказали про свой выбор в приюте.
— За тобой пришли твои мама и папа,— желая девочке добра, обманули взрослые.

От слов, о которых мечталось всю жизнь, у девочки оборвалась душа. Прижав к сердцу жалейку, затаив дыхание, она пошла к желанным, родным, вымоленным у Бога людям.

...Сейчас у девочки все было свое: комната в большом доме, множество красивых платьев и множество игрушек. Об этом могли только мечтать дети из приюта.

Но почему-то девочка тосковала сильнее, чем раньше.
Ее душа сжималась, а сердце плакало, когда ее наряжали, как куклу, и хвастались знакомым:
— Вот какая красивая у нас доченька!

Слухи о необыкновенной красоте девочки разнеслись по миру, и посмотреть на нее приезжали люди издалека.
Девочка была как отблеск солнышка на росистой траве. Но такая тоска жила в ее глазах, что никто не мог глянуть в них не смутившись.
— Она красивая, но такая грустная! Может, ее обижают родители? — начали шептаться люди.
Откуда им было знать, о чем тужит ребенок!.. У нее появились мама и папа, но звуки, которыми полнилась душа, отказывались вылиться в музыку.

Новоиспеченные же родители задарили девочку игрушками, путешествиями, самыми дорогими нарядами. И, не добившись веселья своей приемной доченьки, начали упрекать ее:
— Неблагодарная! Чего, скажи, ты не имеешь? Мало у кого есть десятая доля твоего благополучия, а ты все грустишь. Скажи, что тебе нужно?
— Вашей любви,— выдохнула девочка, но своим ответом еще больше разгневала родителей: они верили, что сытая жизнь — и есть любовь.
— Достаточно тратить время за игрой на свирели! — был их приговор.— Пора заняться каким-нибудь стоящим делом!
И у девочки отняли жалейку.

После позвали парикмахера, чтобы остриг ей золотые косы —решили, что в пансионате, куда намеревались отдать ее на учебу назавтра же, некому будет ухаживать за ними.

Девочка молча выслушала приговор взрослых. Она подняла на них свои чистые глаза и посмотрела в самое сердце своим родителям.
И сердца их выдали правду, сказали, что приемные родители —не настоящие мама и папа. Настоящие родители никогда не постригли бы косы, которыми любовались даже Ангелы в Долине Счастья. И не отобрали бы у нее жалейку.

В ожидании утра девочка села у окна и стала бездумно смотреть в ночь: завтра для нее начнется новая, лишенная смысла жизнь. Сердце ее окаменело, а из души ушла музыка.

Было так больно, что боль не ощущалась: безразличие сковало и движения, и устремления души.
С неба падали звезды, распускались на речной чистой глади белыми лилиями — но это уже не трогало ее сердце.
Сверчки пели колыбельную Земле — но она не слышала их поклоняющегося гомона...
Ожидание мамы и папы, жажда встречи с ними были напрасной...

Тоска по родителям сменилась тоской по далекой, невидимой, некогда покинутой Долине Счастья...

Месяц на небе не выдержал молчаливого детского отчаянии. Он приблизился к окну, у которого сидела девочка:
— Садись мне на рожок, милое дитя. Душа твоя все такая же чистая и легкая. Мы мгновенно домчимся в Долину Счастья!..

На этот раз девочка не стала возражать. Она села на рожок месяца и обвила его руками.
Месяц поплыл над сонными городами, которые вместе с назначенной в вопросах безопасности полицией и мощными вооруженными войсками берегли ночной покой на Земле.

Не знали они, что спокойствие отдаляется от Земли вместе с маленькой девочкой, заснувшей на серпике месяца.
Так и не одумались, не вернулись ее мама и папа. Так и не довелось сыграть ей музыку, которая помирила бы всех людей на Земле.
...Высоко-высоко за облаками, там, где начинается граница неба с Долиной Счастья, девочку ждал Ангел. Некогда горевшие на солнце его крылья от горя стали черными, как ночь.

Осторожно, чтобы не потревожить, он снял с рожка месяца ребенка. После достал золотые ножнички и состриг с неба звездочку...
Горе Земле! Так ранили сердечко ребенка люди, что даже целебный воздух Долины не может вылечить его. Не бегает босиком по мягким травам Долины Счастья золотоволосая девочка. Спит она в коляске из солнечных лучей.

Скорбят Ангелы. Ведь, пока спит девочка, спит вместе с ней и волшебная музыка. Не скоро теперь услышит ее Земля. А без нее не утихнут на планете войны, не оттают человеческие сердца...

Есть только один способ разбудить ребенка, вернуть земле музыку избавления. Возможно, мой дорогой, что пробуждение златовласой девочки зависит и от тебя.

Ты же когда вырастешь, станешь взрослым. И в твою жизнь и жизнь человека, выбранного тобой, постучится отправленный небом на свет Божий ребенок. Люби его и помни, что ценить вверенную тебе Богом жизнь — первейшая обязанность.

Сколько людей на Земле вспомнят об этом — столько ангелочков на небе в Долине Счастья улыбнется.
И когда не останется ни одного скучного, тогда и проснется золотоволосая девочка.

Дадут ей в руки волшебную жалейку. И по лунной дорожке — а может, на ниточках дождя или на крыльях ветра —спустится на планету, где живешь ты, где будут жить твои детки. Она будет играть, а музыка избавления расцветет в каждом сердце цветком доброты.

И тогда Долиной Счастья станет вся Земля. Вот когда уже можно будет наиграться со зверями, наплаваться с рыбами, налетаться с птицами!

В Долине же Счастья все живое дружит и никогда не обижает друг друга.

Помни об этом. И пусть, когда ты вырастешь, никогда из-за тебя не льют слез детки.

Ссылка на основную публикацию